материализм: философия, обществоведение, политэкономия
эмблема библиотека материалиста
каталого насновостифорумархив обсуждений
 

Спешу на выручку очередным "расстроенным учёным"

          Текст, в котором уже содержится данное словосочетание — "расстроенные учёные" — находится вот по этому адресу.

          Как показывает практика отдельных дисциплин — особенно сие касается, конечно, философии, а также почти всех отраслей обществоведения, а также теорий разных видов спорта (и это не распространяясь уже о таких дисциплинах, как литературоведение, психология и пр.) — среди представителей оных дисциплин процентное отношение неучей к общему числу всех представителей оных дисциплин ненамного меньше, чем в среднем по обществу. При всём при том, что по обществу сия величина близка к 100%.

          В данном тексте я расскажу о коронном заблуждении тех "расстроенных учёных", которые специализируются на биологии. На всякий случай объясню ещё, почему я так уверен, что сообщу в данном тексте нечто для них новое: если бы все те элементарные вещи, о которых я сейчас напишу, были общеизвестными, если бы они содержались прямо в учебниках, то тогда ни один из представителей "расстроенных учёных" никогда не демонстрировал бы публике свою не совсем достаточную грамотность.

          Эта недостаточная грамотность проявлется, например, при упоминаниях "расстроенными учёными" о том, что для теории эволюции, теории естественного отбора имеются вековые загадки, необъяснимые являения типа возникновения феномена жертвенного поведения (ибо погибшее, пожертвовавшее собой животное уже не может оставить потомства) или типа возникновения некоторых органов, которые могут функционировать только в том случае, если у них, у этих органов, уже имеется достаточно совершенное устройство — как, например, у машущих крыльев. Ведь при несовершенном устройстве такие органы могут быть только обузой, только "антиотборным" фактором — при всё при том, что появление данных органов сразу в блеске полного совершенства есть нечто явно невозможное.

          Поводом, напомнившим мне о желательности рассказать горе-биологам про реальное устройство механизмов естественного отбора, стала недавно услышанная мной передача радиостанции "Эхо Москвы" "Наука в фокусе" о новых достижениях в борьбе со старением.

          Вот фрагмент данной передачи.

          "...ИНТЕРВЬЮ С БОРИСОМ ФЕНЮКОМ (это заместитель декана факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ им. Ломоносова)

          Б.ФЕНЮК — Первый момент — это то, что люди часто говорят "старение", и не очень какие-то конкретные вещи имеются в виду. Но надо сказать, что для биологии старение — четко определенный процесс. Это процесс плавного, постепенного снижения всех биологических функция с возрастом, которые происходят даже в самых благоприятных условиях.

          Второй момент. Обычные люди часто считают, что старение неизбежно, потому что все, что мы видим вокруг, стареет, все живые существа стареют, наши близкие и родственники стареют.

          Е.БЫКОВСКИЙ (это главный редактор журнала "Наука в фокусе") — Насколько мы знаем, все-таки не совсем все существа. Есть некоторые исключения.

          Б.ФЕНЮК — Да, да. Вот как раз к этому я и клоню, что в природе есть примеры нестареющих живых существ, причем не только каких-то простых и примитивных, но и достаточно сложных, в том числе и млекопитающих. И это говорит о том, что теоретически старение в биологии вещь необязательная, и то, что оно существует — это результат каких-то факторов, которые мы можем изучать и анализировать, и на них как-то влиять...

          ...........................................

          ...Е.БЫКОВСКИЙ — Да, тут понятно. И каким же путем мы движемся?

          Б.ФЕНЮК — Вот теперь, собственно, мы и переходим к путям. Если старение возникло, то возникло оно, как любое свойство живых существ, в процессе эволюции. То есть по каким-то причинам оказалось, что стареть лучше, чем не стареть, иначе бы все существа были нестареющими, если бы это было преимущественнее. Почему это происходит, в общем, тоже более-менее сейчас ясно. Это происходит по двум причинам.

          Первая — это то, что любое живое существо сталкивается с очень жесткой проблемой компромисса в плане того, как оно использует доступные ему ресурсы. Можно их использовать на размножение, можно их использовать на поддержание собственного тела в здоровом, бодром, сильном и идеальном состоянии. И на то, и на другое выделяется некоторая часть. И дальше встает вопрос: как распределить эти самые ограниченные ресурсы с тем, чтобы это было максимально эффективно в плане эволюции, то есть в плане максимально эффективного размножения?

          И, судя по всему, в большинстве случаев это устроено так, что на определенном этапе жизни животному или растению нужно поддерживать себя в форме. А потом это становится неважно, потому что жизнь наша полна опасностей и неприятностей, и даже если вы в идеальной форме, все равно вероятность того, что проживете каждый следующий год, она как бы уменьшается в силу того, что каждый год есть вероятность погибнуть по совершенно несвязанным с возрастом причинам. И это очень четко отражено в том, что чем более агрессивная среда, в которой живет организм, тем обычно короче его продолжительность жизни и тем быстрее он стареет..."

          Я не буду разбирать тут нелепость выдвинутой Борисом Фенюком гипотезы эволюционной выгодности старения, я отмечу тут лишь то, что Борис Фенюк, как можно видеть, даже не заметил, как в течение пары минут рассказал о двух диаметрально противоположных вещах: с одной стороны

          "Б.ФЕНЮК — Да, да. Вот как раз к этому я и клоню, что в природе есть примеры нестареющих живых существ, причем не только каких-то простых и примитивных, но и достаточно сложных, в том числе и млекопитающих. И это говорит о том, что теоретически старение в биологии вещь необязательная, и то, что оно существует — это результат каких-то факторов, которые мы можем изучать и анализировать, и на них как-то влиять."

а с другой стороны

          "Б.ФЕНЮК — Вот теперь, собственно, мы и переходим к путям. Если старение возникло, то возникло оно, как любое свойство живых существ, в процессе эволюции. То есть по каким-то причинам оказалось, что стареть лучше, чем не стареть, иначе бы все существа были нестареющими, если бы это было преимущественнее. Почему это происходит, в общем, тоже более-менее сейчас ясно. Это происходит по двум причинам..."

          Ещё раз: с одной стороны, "по каким-то причинам оказалось, что стареть лучше, чем не стареть, иначе бы все существа были нестареющими, если бы это было преимущественнее", а с другой стороны, "в природе есть примеры нестареющих живых существ, причем не только каких-то простых и примитивных, но и достаточно сложных, в том числе и млекопитающих". То есть хотя старение, получается, эволюционно выгодно, тем не менее в природе есть нестареющие существа — причём целые их виды — которых эволюция, видимо, не касается, то бишь к которым почему-то неприменим вроде бы всеобщий, вроде бы всеохватывающий эволюционный подход.

          Разумеется, на самом деле никаких противоречий, никаких странностей при использовании эволюционного подхода нигде и никогда (в том числе применительно и к проблеме возникновения старения) — нет и быть не может. Странности возникают всего лишь из-за недостаточной информированности "расстроенных учёных", считающих, что естественный отбор, эволюционная борьба всегда и во всём оставляют для дальнейшего воспроизводства только то, что "лучше", "преимущественнее".

          Для объяснения реального положения дел с отбором в рамках эволюционной борьбы прибегну к аналогии. Допустим, в клетку для боёв без правил впустили двух бойцов.

          Первый боец имеет обычные человеческие размеры — к примеру, рост 175 см и вес 85 кг. При этом у него отличная для его веса сила, а также прекрасная быстрота и выносливость, а также огромный арсенал отточенных приёмов как из борцовской, так и из ударной техник.

          Второй же боец не знает никаких приёмов, у него почти совсем нет выносливости и достаточно средняя быстрота движений. Мало этого, он хромает и у него всего один глаз. Правда, у оного второго бойца есть пара особенностей: его рост равен 5 метрам, а вес составляет 2 тонны.

          И когда начинается бой, большой боец просто ловит маленького (ибо движение любой, даже не очень быстрой руки в разы превосходит по скорости передвижения тела) и, как тот ни сопротивляется, поднимает его в воздух, а затем с силой бьёт им о настил клетки для боёв.

          На вопрос, почему большой боец одержал сокрушительную победу, "расстроенные учёные" типа Б.Фенюка должны ответить следующее: "Потому, что у большого бойца не было ни быстроты, ни выносливости, ни техники приёмов, ни глаза, ни здоровой ноги. Ибо если большой боец победил, то все его особенности типа медлительности, невыносливости, нетехничности, одноглазости и хромоты являются преимуществами, бойцовскими преимуществами."

          Надеюсь, понятно, что точно такие же нелепости рождаются и при комментировании "расстроенными учёными" многих побед естественного отбора — "расстроенные учёные" тупо, механически объявляют "лучшими", "дающими преимущество" все подряд особенности победивших в эволюционной борьбе существ.

          На самом же деле при естественном (и, разумеется, при искусственном) отборе наследуются вовсе не одни лишь преимущества, но также ещё и явные недостатки (часто довольно большие), которые в рамках общей борьбы за выживание просто с лихвой компенсируются какими-то реальными преимуществами типа большой величины тела, быстроты движений, вооружённости, способности хорошо маскироваться и т.д.

          Вопрос: почему гюрза неповоротлива и медлительна в сравнении с другими змеями, какое это даёт ей эволюционное преимущество?

          Ответ: неповоротливость и медлительность не дают гюрзе абсолютно никакого эволюционного преимущества. Если таким же неповоротливым и медлительным был бы любой удав, то он непременно погиб бы. Гюрза успешно выживает вовсе не за счёт неповоротливости и медлительности, а за счёт того, что сильно ядовита. Неповоротливость же и медлительность просто не ликвидируют всего того преимущества, которое даёт гюрзе сильная ядовитость.

          Вопрос: почему слонихи в отличие от, например, мух, рожают не в возрасте двух месяцев, а только по достижении двадцати лет, и почему у слонов рождается всего один слонёнок в пять лет, а не 300 миллионов потомков за раз, как у луны-рыбы? Какое эволюционное преимущество даёт слонам такое вялое воспроизводство?

          Ответ: столь вялое воспроизводство не даёт слонам абсолютно никакого эволюционного преимущества. Мухи и рыбы с ходу вымерли бы при таких низких темпах размножения. Слоны успешно выживают вовсе не за счёт сверхвялого воспроизводства, а за счёт того, что, несмотря на сверхвялое воспроизводство, обладают огромными размерами и потому почти не имеют врагов.

          Вопрос: почему человек, отстающий по всем физическим показателям от подавляющего большинства других животных, в последние тысячелетия увеличивает свою популяцию по экспоненте? Какое эволюционное преимущество даёт человеку его физическое несовершенство?

          Ответ: физическое несовершенство не даёт человеку абсолютно никакого эволюционного преимущества. Все прочие животные с ходу вымерли бы при такой физической дохлости. Человек успешно размножается вовсе не благодаря преимуществам физического несовершенства, коих просто нет, а за счёт того, что он, несмотря на всё своё физическое несовершенство, во-первых, образует общества, то есть очень мощные средства противостояния агрессии внешней среды, во-вторых, он обладают разумом, деятельность которого с лихвой компенсирует все остальные человеческие несовершенства, а в-третьих, у него есть величайшая среди всех живых существ культура, то есть комплекс достижений предков, передаваемых потомкам негенетическим путём.

          Вопрос: почему имеет место старение? Какое эволюционное преимущество оно даёт многоклеточным организмам?

          Ответ: старение не даёт многоклеточным организмам абсолютно никакого эволюционного преимущества. Работа механизмов старения внесла гигантский вклад в исчезновение очень многих видов, семейств, родов, отрядов, классов и, возможно, даже типов живых существ. Многоклеточные существа успешно выживают вовсе не благодаря старению, а, напротив, вопреки ему — при наличии достаточных преимуществ по расширенному воспроизводству. Старение — это вовсе не эволюционное преимущество, а, наоборот, значительный эволюционный недостаток, который у устойчиво существующих таксонов всего лишь с лихвой компенсируется реальными, настоящими эволюционными преимуществами — прежде всего, способностью достаточно быстро и успешно размножаться.

          Вопрос: почему "расстроенные учёные" на протяжении всей человеческой истории численно доминируют в науке и при этом массово проявляют повышенную безграмотность? Какое эволюционное преимущество даёт им и самой науке их повышенная безграмотность?

          Ответ: повышенная безграмотность не даёт ни "расстроенным учёным", ни самой науке абсолютно никакого эволюционного преимущества. Если абсолютно все субъекты науки были бы такими же невежественными, как "расстроенные учёные", то она, наука, просто исчезла бы. Наука и вообще прогресс имеют место отнюдь не благодаря существованию "расстроенных учёных", а исключительно вопреки ему. Ибо, к счастью, в числе деятелей науки по закону больших чисел почти всегда имеются некоторое — как правило, совсем небольшое, минимальное — количество более-менее грамотных субъектов, эта самая грамотность которых, собственно, и придаёт науке достаточную жизнеспособность, "непотопляемость", возможность сопротивляться разрушительному натиску проявлений безграмотности со стороны "расстроенных учёных".


          Ну, а теперь для большей завершённости отвечу на два заданных в начале этого текста и неразрешимых для "расстроенных учёных" вопроса.

          Первый вопрос: чем эволюционно выгодно жертвенное поведение? В смысле: каким образом жертвенное поведение может наследоваться как нечто выгодное для особи — ведь погибшая, пожертвовавшая собой особь уже не способна оставить потомства?

          Второй вопрос: каким образом возникают те органы, которые могут функционировать только в том случае, если у них, у этих органов, уже имеется достаточно совершенное устройство — как, например, у машущих крыльев? Ведь при несовершенном устройстве такие органы могут быть только эволюционной обузой, только "антиотборным" фактором — при всё при том, что появление данных органов сразу в блеске полного совершенства есть нечто явно невозможное.

          Для начала дам ответ на второй вопрос, поскольку этот ответ уже почти полностью дан выше. Несовершенные органы — в случае с теми же машущими крыльями это какие-то их маленькие и немашущие предшественники, то есть просто некие странные боковые отростки неопределённого назначения — наследуются и меняются в процессе эволюции не в результате отбора на полезность, а просто потому, что данные несовершенные "протоорганы" мало мешают выживанию. И потому их мутационные изменения идут как попало, в самые разные стороны. Сии разнонаправленные изменения не прекращаются радикально, понятно, до тех пор, пока в обладании упомянутыми несовершенными протоорганами — в случае с теми же машущими крыльями речь идёт, напоминаю, о неких неопределённых отростках — не обнаружится что-нибудь принципиально полезное: например, на каких-то случайно увеличившихся до приличных размеров "докрыльевых" отростках столь же случайно выявляется возможность планировать по воздуху. Ну, а со временем у какой-нибудь крылато-планирующей особи опять же случайно появляется и выявляется способность с достаточной силой двигать крыльями и т.д.

          На всякий случай ещё отмечу, что столь радикально, как я описал выше, дело со слегка мешающими выживанию несовершенствами в реальности обычно не обстоит. То есть в реальности всякому случайно образовавшемуся эволюционному "мусору" обычно всё-таки находится хотя бы какое-то слегка полезное применение. Например, "докрыльевые" отростки могут выполнять функцию теплообмена со средой или, наоборот, функцию замедления этого теплообмена; функцию ношения неких маскировочных или, наоборот, опознавательных сигналов и т.д. Нашим ящерицам хвост летом явно не очень нужен (сие доказывается тем, что у ящериц имеется способность отращивать утраченный хвост: наличие данной способности означает, что ящерица может месяцами успешно выживать без развитого хвоста), но природа нашла ящеричному хвосту полезные применения: с одной стороны, это склад питательных и строительных веществ, а с другой стороны, это балансировочное приспособление.

          Что же касается вопроса о жертвенном поведении, то тут надо всего лишь иметь в виду, что те, ради кого жертвует собой особь — это её кровные родственники, в генах у которых уже тоже запрограммировано жертвенное поведение. Соответственно, если принесённая жертва даёт кровным родственникам пользу и они благодаря этой принесённой жертве лучше выживают, то подобная жертвенность, значит, сохраняет жизнь своим генетическим носителям и тем самым — расширенно воспроизводится.

     01.05.2014

каталог содержание
e-mail: library-of-materialist@yandex.ru