материализм: философия, обществоведение, политэкономия
эмблема библиотека материалиста
каталого насновостифорумархив обсуждений
 

К ответу о трудовой теории стоимости

Мунир Галиев

          На сайте "Библиотека материалиста" опубликован текст "К вопросу о трудовой теории стоимости", в котором его автор пытается рассмотреть давнишний спор марксистов и представителей австрийской школы о равенстве норм эксплуатации в разных отраслях экономики. По мнению автора текста, правы в данном вопросе как раз критики Маркса, которые доказывали, что равенства норм эксплуатации в экономике нет и в помине. Цитирую:

          "До сих пор по традиции, идущей ещё, видимо, с самого Маркса, считается, что норма эксплуатации работников во всех отраслях примерно одинакова — по крайней мере, считается, что она якобы должна стремиться к некоему стандарту, некоему среднему значению. Именно на этом представлении, в принципе, и базируется мнение о якобы необъяснимости с позиций трудовой теории стоимости равных норм прибыли в отраслях с разным уровнем механизации. А ведь если поразмыслить, то станет совершено очевидно, что вышеотмеченное традиционное представление о каком-то якобы всеобщем стандарте нормы эксплуатации неверно просто в корне."

          Как можно видеть, читателю обещают, что сейчас с позиций трудовой теории стоимости будет объяснено, как разрешается противоречие между равными нормами эксплуатации в отраслях с разными степенями механизации и равными нормами прибыли в этих отраслях. Итак в чём же неправ Маркс? А в том, оказывается, что

          "...на разных по уровню механизации производствах имеет место ещё и разный уровень эксплуатации работников — то есть у одних работников капиталисты отнимают (за счёт недоплаты относительно оценки рынком), допустим, 90% их труда, а у других работников — всего лишь 5% их труда. Причём, что достаточно интересно (так как идёт несколько вразрез с господствующими пока представлениями), в наибольшей степени эксплуатируются как раз высококвалифицированные работники, а низкоквалифицированных работников зачастую просто и нет никакой возможности эксплуатировать — ибо их труд иногда бывает настолько малопродуктивен, что его хватает только на их собственное воспроизводство."

          Следовательно, Маркс, как кажется автору текста "К вопросу о трудовой теории стоимости", не понимал такого простого явления, как повышенная эксплуатация капиталистами высококвалифицированных работников, а у его последователей, к сожалению автора, до сих пор господствует мнение о равенстве норм эксплуатации в различных отраслях.

          Придётся напомнить нашему незадачливому автору некоторые мысли самого Маркса.

          "При капиталистическом производстве развитие производительной силы труда имеет целью сократить ту часть рабочего дня, в течение которой рабочий должен работать на самого себя, и именно таким путём удлинить другую часть рабочего дня, в течение которой рабочий даром работает на капиталиста." (К.Маркс, "Капитал", изд-во "Политическая литература", М:, 1983 г., Т. 1, стр. 331-332)

          То есть чем выше производительная сила труда, чем выше квалификация работника — тем большее количество произведённого работник отдаст капиталисту и тем меньше получит сам. Следовательно, Маркс прекрасно знал, что целью капиталиста является увеличение степени эксплуатации работника, в том числе и при помощи увеличения производительности его труда, то есть путём повышения его, работника, квалификации. Достигается ли данная цель и если достигается, то каким образом — это уже другой вопрос, которым, кстати, автор текста и не задаётся, поскольку ему изначально всё ясно. А вот Маркс, в отличии от него, посвящает данной проблеме несколько следующих глав "Капитала". Из всего вышеизложенного напрашивается вывод, что автор текста плохо знаком с решением данного вопроса у Маркса.

          Впрочем, пойдём дальше. Вот как наш автор аргументирует дальнейшие свои размышления:

          "Достаточно в связи с этим вспомнить, допустим, хотя бы даже нашу старинную советскую таблицу с нормативами поощрения рационализаторов. За рацпредложение, дававшее 100 рублей экономии в год, его автор в соответствии с таблицей получал 40 рублей (то есть, выходит, 40% от чистой прибыли), за предложение, приносившее 1000 рублей, его автор получал 150 рублей (то есть уже только 15% от прибыли) и так далее — вплоть до предложений, экономивших 3.000.000 рублей в год и больше, за которые их авторы получали уже всего лишь 0,5% от прибыли. Правда, в абсолютном выражении эти "всего лишь" 0,5% выливались в "целых" 15.000 рублей, на которые в те времена можно было купить аж две или три автомашины, являвшихся заведомым пределом роскоши для простого советского человека. Надеемся, этот пример достаточно убедительно иллюстрирует тот факт, что чем работник эффективнее, тем больше его можно эксплуатировать."

          В данном рассуждении привлекает внимание то, с какой небрежностью автор вводит понятия: "экономия", "эффективность работника", "эксплуатация работника". Если рацпредложение экономит что-то, то надо было бы конкретизировать данное "что-то". Экономия материалов, энергии, сырья и т.д., экономия на использовании оборудования, зданий, на их ремонте, обслуживании и т.п., экономия на труде работников — это, вообще-то, достаточно разные виды экономии, на что Маркс, например, специально обращал внимание читателей "Капитала".

          В частности, при экономии на постоянном капитале (основные и оборотные средства) норма прибавочной стоимости (норма или степень эксплуатации) не меняется. По сути, это лишь уменьшение совокупных капитальных вложений в производство, никак не уменьшаюшее количество труда работника. При экономии на труде работников норма прибавочной стоимости может измениться (увеличиться или уменьшиться), а может остаться той же. В данном случае всё зависит от решения капиталиста, так как, напомню, норма прибавочной стоимости (или норма эксплуатации) есть отношение неоплаченного труда к оплаченному. Если количество труда сэкономлено вообще, то это совсем не значит, что изменится и соотношение частей этого труда. Вообще, эффект от рацпредложения к самой норме прибавочной стоимости (норме эксплуатации) имеет лишь косвенное отношение, так как эффект внедрения любого рацпредложения может пойти в карман как капиталиста (в виде дополнительной прибыли), так и в карман работника (в виде дополнительной зарплаты). И в последнем варианте никакой дополнительной эксплуатации уже не будет. Но даже в первом случае эксплуатируется всё же как раз работник, труд которого экономится при внедрении рацпредложения. Сам же рационализатор со своим вознаграждением тут ни при чём. Ему вознаграждение выплачивается из дополнительных средств, полученных либо капиталистом, либо непосредственным работником. А потому приведённый автором пример в контексте рассматриваемой проблемы крайне неудачен.

          Далее автор текста напрямую критикует Маркса:

          "Судя по всему, в основу своей концепции о тотальном равенстве норм эксплуатации Маркс ошибочно положил представление о не совсем реальных рабочих — то есть представление о таких вымышленных рабочих, которые озабочены одной лишь героической пролетарской борьбой с эксплуатацией, которые воспринимают свою зарплату в первую очередь именно с позиции "всего лишь столько-то процентов от прибыли капиталиста". Между тем как реальные, настоящие, нормальные рабочие обычно оценивают величину своей зарплаты в первую очередь с позиции "целых столько-то рублей". Во вторую и в третью очередь этих рабочих интересует, видимо, уровень продолжительности и интенсивности труда, в четвёртую очередь — безопасность этого труда, в пятую — уровень связанной с данным трудом социальной защищённости, и только, быть может, в шестую или даже седьмую очередь рабочие задумываются о том, сколько же от заработанного и оценённого рынком достаётся лично им. Именно данная особенность нормального человеческого восприятия и препятствует перетеканию рабочей силы из отраслей с высокой нормой эксплуатации в отрасли с низкой нормой эксплуатации. Кстати, дополнительным препятствием для этого перетекания служит и такое явление капиталистической экономики, как безработица — ведь для того, чтобы перейти на новое предприятие, уволившемуся рабочему обычно нужно сперва некоторое время побыть в шкуре безработного. Что, конечно же, не очень приятно и потому по возможности всячески избегается."

          Во-первых, автор опять показывает свою явную неосведомлённость по поводу взглядов Маркса, который в общем виде сводил уровень заработной платы разных рабочих к сравнению ими количеств "жизненных средств". По его мнению, рабочих прежде всего интересует количество потребительских благ, которые они могут приобрести на свою заработную плату. А уж о длине рабочего дня, об интенсивности труда, о производительности труда, о том, что машинное производство калечит рабочих, и что всё законодательство (в том числе и о социальной защите рабочих) направлено против последних, Маркс написал так подробно, что именно по данным пунктам критикам удавались наиболее мощные претензии к его произведениям. А потому суждения о том, что Маркс якобы представлял себе дело так, будто рабочие воспринимают свою зарплату в первую очередь именно с позиции "всего лишь столько-то процентов от прибыли капиталиста" — является явным передёргиванием.

          Во-вторых, как видно, автор путает общие тенденции с действиями конкретных людей. Так, Маркс написал:

          "И если выравнивание... нормы прибавочной стоимости в различных сферах производства и даже между различными капиталистическими предприятиями в одной и той же сфере производства задерживается многочисленными обстоятельствами местного (точнее было перевести — "частного". — М.Г.) значения, то с прогрессом капиталистического производства и по мере подчинения этому способу производства всех экономических отношений это выравнивание осуществляется всё более и более полно. Как ни важно изучение подобного рода осложняющих моментов для каждой специальной работы о заработной плате, в общем исследовании капиталистического производства ими можно пренебречь как случайными и несущественными." (К.Маркс, "Капитал", изд-во "Политическая литература", М:, 1983 г., Т. 3, стр. 154-155)

          Как известно, ни один закон не охватывает всех закономерностей какого-либо процесса. Исследователем всегда выявляется что-то главное в этом процессе, его существенная тенденция. Так и в этом случае Маркс указал на основную тенденцию нормы прибавочной стоимости (нормы эксплуатации): это тенденция к выравниванию по отраслям. То, что данная тенденция может в отдельных случаях нарушаться частными закономерностями другого толка, вовсе не свидетельствует о том, что она не верна. Она абстрактна и идеально выполняется лишь в идеальном случае. Реально, конечно, путь её осуществления далеко не прямолинеен. Однако если проанализировать ход истории экономик развитых стран, то видно, что данная тенденция всё же имеет место быть. Даже в такой, по мнению автора рассматриваемого текста, трудноавтоматизируемой отрасли, как сельское хозяйство, в развитых станах вовсю используется компьютерная техника. Сегодня работа доярки на автоматизированном комплексе мало чем отличается от работы производственного рабочего на станке с программным управлением. Соответственно, и уровни их зарплат сближаются всё больше и больше.

          В-третьих, наличие "армии безработных" вообще не имеет к переходу работников из отрасли в отрасль никакого значения, поскольку указанный переход осуществляет не один и тот же работник. Данный процесс осуществляется таким образом, что в отрасли с пониженной нормой прибавочной стоимости (нормой эксплуатации) присутствует повышенное предложение рабочих рук, а в отрасли с высокой нормой — пониженное предложение. Соответственно, либо первая отрасль может спокойно повысить норму прибавочной стоимости, то есть уменьшить заработную плату своих рабочих, либо вторая должна произвести обратную операцию. Причём для такого выравнивания не важно, имеется в стране безработица или нет. Это важно для общего уровня заработной платы, но не для межотраслевого сравнения. Тут много нюансов, но в главном, я думаю, понятно, что автор слишком поверхностно подошёл к этим вопросам.

          И, наконец, резюме:

          "Итак, в традиционной интерпретации трудовой теории стоимости до сих пор господствовало ошибочное представление, что на капиталистическом производстве имеет место тотальное равенство нормы эксплуатации. Данное представление сформировалось, видимо, на основании аналогии с постоянством нормы прибыли во всех отраслях — в том числе и в отраслях с разной технической вооружённостью. То, что норма прибыли при капитализме везде одинакова, везде постоянно выравнивается, сомнений, конечно ни у кого не вызывает: ведь норма прибыли — это, во-первых, сама основа существования капиталиста, это то, что интересует капиталиста в самую первую очередь, а во-вторых, любой капиталист в погоне за высокой нормой прибыли имеет вполне достаточно возможностей перебросить свой капитал из отрасли менее выгодной в более выгодную.

          Однако рабочий, в отличие от капиталиста, во-первых, не столь уж и сильно заинтересован в низкой норме своей эксплуатации, а во-вторых, он не может столь же безболезненно, столь же безнаказанно, как капиталист, "перетечь", "перебросить" себя из одной отрасли в другую.

          Совместное действие всех вышеописанных факторов и приводит в итоге к тому, что в отраслях с разным уровнем использования живого труда капиталисты имеют в среднем совершенно одинаковые нормы прибыли. То есть малое количество живого труда в высокотехничной отрасли даёт капиталисту среднюю норму прибыли потому, что, во-первых, этот конкретный труд реально более дорог, а во-вторых, потому, что у высококвалифицированного работника отобрать такого труда можно существенно больше."

          Итак, вот он вывод, к которому так долго подталкивали "несмышлёных" марксистов западные критики Маркса. Труд в высокотехнической отрасли более дорог, и потому капиталисту выгодно вкладывать деньги в такую отрасль, ибо при одинаковой норме прибыли у более квалифицированного работника можно отнять больше. Это означает, что вложение средств в передовые технологии само по себе даёт дополнительную прибыль за счёт возрастания стоимости труда. Следовательно, кроме труда, прибыль порождает ещё и сам капитал.

          Что и требовалось доказать. Трудовая теория стоимости Маркса успешно похоронена.

          Понятно, что данные выводы получились у нашего автора просто из-за недостаточного знания материала, из-за плохого знакомства с "первоисточником". При этом у автора чувствуется огромное желание разрешить противоречие между равными нормами эксплуатации в отраслях с разными степенями механизации и равными нормами прибыли в этих отраслях. Это свербящее в мозгу желание объяснить сплюсованное с недостатоком желания как следует поработать над мыслями других, видимо, и привело к пониманию автором Маркса как исследователя, запутавшегося и не продумавшего до конца свои идеи.

          А на самом деле Маркс далеко не таков. Тут, разумеется, не место рассуждать, что понимается автором и Марксом под "стоимостью труда" и что значит труд более или менее дорогой. А проблему "большого противоречия" и претензий "ортодоксальных" экономистов к трудовой теории стоимости я рассмотрел в работе "Большое противоречие" (которая, надеюсь, тоже будет опубликована на данном сайте). Здесь же я просто хотел показать, что прежде чем исследовать какую-либо проблему в теории любого учёного, надо, вообще-то говоря, сначала серьёзно познакомиться с критикуемой теорией. И выяснить: а может этот учёный уже разрешил данную проблему или хотя бы попытался это сделать?

          Автор разобранного текста этого, увы, не сделал. Именно поэтому я и считаю, что его текст является откровенно слабым и не имеющим с марксизмом (да и с нормальным научным спором) ничего общего.

18 марта 2001г
г. Казань.


<< возврат         

каталог содержание
e-mail: library-of-materialist@yandex.ru
      Яндекс.Метрика